GE

Корзина

В корзине товаров нет

Удобно!

Книги и журналы в электронном виде!

читать далее Пишите нам: info@ge.lv


 
← назад 21.08.2018

ПРАВИЛА ЖИЗНИ ЭЛИНЫ МАЛКИЕЛЬ

Легендарная фамилия. Легендарный бренд. Бремя ответственности и поиск инновационных решений. Такие впечатления остались у меня от беседы с главврачом, председателем правления “KRC Junķemeri” Элиной Малкиель.

О преемственности.

- Никогда не надо делать бизнес семейным! Никогда! Вы не представляете, насколько это трудно, - прийти в коллектив, который помнит тебя с тех пор, когда ты еще ходила под стол пешком. Ты как будто все время сдаешь экзамен, ты все время под пристальным контролем тех, кто работал с дедушкой, помнит его стиль руководства, и невольно сравнивает. Это порождает жуткий груз ответственности и даже комплекс некоторой неполноценности, потому что дедушка – это мое все. Это – первый после Бога. Это учитель и наставник во всех сферах жизни, не только в медицине или в бизнесе. Я до сих пор с придыханием вспоминаю, как мне, еще совсем девчонке, разрешали ассистировать деду– протирать палочкой с йодом на ватке место укола, как я осваивала под руководством деда все ступени работы в медицинском учреждении… При этом, надо сказать, что дедушка прекрасно умеет избавлять от «комплекса наследной принцессы», просто-таки одним ударом может смахнуть корону раз и навсегда…

Конечно, разница поколений порождает противоречия. Но тут же возникает и дискуссия, в которой тебе дается еще одна возможность проанализировать свою позицию, выслушав оппонента с огромным опытом. Это заставляет задуматься, еще раз взвесить все, согласиться с или напротив, остаться при своем мнении.

Иногда я жалею, что мне не пришлось, как деду, начинать все с нуля. Мне труднее, с оглядкой на его гигантский непререкаемый авторитет, при этом в семье всегда трудно отделить личное от профессионального. Всегда, как бы ты не старался, приносишь с работы домой недосказанное, иногда конфликтное. Иногда это бывает больно. Но, что поделаешь, караван идет вперед…

Об обучении бизнесу

Руководя таким предприятием, как «Яункемери», с историей, стоявшем у истоков  становления частной медицины и курортологии в Латвии, необходимо считаться с современными реалиями бизнеса. Мне остро не хватает знаний в финансовой области, проще говоря, я хочу научиться понимать своего финансового директора. Для меня, например, «главная книга» - должна перестать быть неким увесистым томом, а обрасти конкретными финансовыми выкладками. К сожалению, на сегодняшний момент в Латвии нет структуры, которая смогла бы доходчиво и внятно дать предпринимателям-специалистам в другой области, например, медикам, основы финансовой грамотности, необходимые в бизнес-планировании. Это очень нужно! Сегодня уже трудно ориентироваться только на свое чутье, нужны знания. Не скрою. Я пыталась пойти «поучиться бизнесу за деньги». Не буду называть учебное заведение, я была разочарована, мне пришлось прекратить эти занятия, так как это превращалось в пустую трату времени, уж бог с ними, с деньгами… Дедушка, в этом смысле, конечно, гениален. Будучи медиком от бога, но ни разу не финансистом, он обладает каким-то сверхъестественным чутьем, которое и позволило ему разработать какие-то свои критерии, по которым он сумел построить бизнес-структуру, которая работает столько лет. Но, дедушка – это дедушка, а я – это я…

 

О направлениях развития и медицинском туризме.

Сейчас идет реформа сферы реабилитационной медицины, мы смотрим на это с большой надеждой, но с малой верой, так как мы все знаем – денег есть столько, сколько есть, и потому рассчитывать особо на квоты не приходится. Хотя наши возможности в этой сфере очень велики. Реабилитация,  финансируемая государственным бюджетом, обеспечивает доступность услуг жителям нашей страны, в не зависимости от доходов. Мы знаем скольким людям необходимы реабилитационные программы, мы с болью понимаем, что скопить на них самостоятельно люди просто не в состоянии, несмотря на то что мы стараемся сделать нашу ценовую политику максимально гибкой и доступной.

Если говорить о медицинском туризме, то его удельный вес в общем обороте не превышает 20%. Учреждение с такой историей, как наше, уже практически не нуждается в дополнительной рекламе, при этом мы наблюдаем стабильный приток русскоязычных туристов как из стран Европы, в основном из Германии, так и из России и стран СНГ. И по статистике этот сегмент наших гостей становится моложе. Остальные наши пациенты и клиенты – домашний рынок.

Так что наша основная направленность – медицинская реабилитация, небольшой сегмент занимает наше новое направление – социальная реабилитация, и, конечно, же профилактически-оздоровительные программы, для практически здоровых людей, тех, кто по привычке ассоциирует Яункемери с санаторием, с отдыхом и профилактикой.

Тем не менее, наша основная направленность – именно медицинская реабилитация, то, что позволяет осуществить наша база, наш опыт и возможности. Поэтому мы расширяем спектр услуг специалистов, от окулиста – до гинеколога, мы отлично понимаем важность целостного подхода к здоровью, и знаем, что реабилитация может затронуть все аспекты жизнедеятельности организма, оттуда и необходимость в узких специалистах на месте. Физиотерапевты, эрготерапевты – это флагманы команды реабилитации, в кооперации с аудиологопедом, и клиническим психологом и психотерапевтом… Конечно, расширение сферы услуг влечет повышение расценок, но мы стараемся искать баланс.


Я вижу свою задачу в том, чтобы расширить и укрепить именно медицинскую составляющую наших услуг. Мы стремимся привлечь больше пациентов на субаккутную реабилитацию. Посудите сами, у нас долгое время практически простаивали койки для лежачих больных, а мы с дедушкой пытались найти способы привлечь больных, снижали цены, хотя такие больные требуют гораздо больше трудозатрат, индивидуального ухода, и, следовательно, стоят дороже. Сегодня все эти койко-места заняты на все 100%. Так что я могу сказать, мы можем обеспечить медицинскую реабилитацию после инфарктов и инсультов на ранней стадии, что очень важно для сохранения качества дальнейшей жизни таких пациентов.

К нам едут пациенты, а не клиенты.

Возвращаясь к теме медицинского туризма, скажу, что очень сложно было в работе с туристическими фирмами объяснить, кто же он, наш пациент. Ведь в санаторий едет отдыхающий, даже если он после инфаркта, и в санатории есть врач, и программы, и технологии, но все равно, это, если можно сказать, реабилитация light version. Мы же являемся, согласно законодательству, реабилитационной больницей, и в общем-то не отличаемся от, например, больницы Страдыня. И мы называем наших гостей пациентами, а не клиентами, и программу медицинской реабилитации у нас определяет врач, исходя из диагноза и анамнеза, а не желания пациента. К сожалению, есть курортные учреждения, где можно купить пакет услуг, будь то массажи или грязи, где даже не спросят и не проверят, есть ли противопоказания в виде онкологии, повышенного давления и тому подобное. А, между тем, последствия такой «торговли здоровьем» могут быть непредсказуемо трагичными. К нам едут те, кто готов получить консультацию врача и следовать его назначениям. Вот на такой подход и надо ориентировать своих клиентов турфирмам. Как бы не было соблазнительно предоставлять услуги по запросу: грязи, так грязи, ванны, так ванны, мы этого делать не будем.

О конкуренции.

Я даже затрудняюсь назвать наших конкурентов. Веллнесс и спа-комплексы мы не рассматриваем, это другая сфера. Медицинской реабилитацией в таком объеме и с таким подходом занимаемся только мы. Конечно, есть реабилитационный центр Вайвари, который дотироется государством, есть Тервете, Лигатне и другие, - там тоже работают в этом же направлении, но они не могут предоставить такой спектр услуг, и даже не все эти учреждения работают круглый год. О рекламе и маркетинге.

Реклама и маркетинг – очень тонкая материя. С одной стороны, учреждение с такой историей вроде бы не нуждается в широкой рекламе. Яункемери уже само по себе – бренд! С другой стороны, как донести до людей все те новшества, которые мы внедряем. Сарафанное радио, конечно, никто не отменял, но и современные методы маркетинга игнорировать не стоит. Уже два года у нас трудится медицинский представитель, в задачи которого входит коммуникация с медицинскими учреждениями, врачами и активное продвижение наших методов и услуг. К слову сказать, дедушка не сразу принял эту мою идею, и отнесся к ней довольно скептично. Однако, время показало, что этот метод работает! Врачам нужно было просто напомнить о нашем существовании. Вы даже не представляете, сколько наших коллег-врачей забывали о нашем существовании, им просто в голову не приходило, что мы можем помочь их пациентам в дальнейшей реабилитации.

Получается, что иногда включаются какие-то интуитивные идеи, которые приводят меня в отдел маркетинга с просьбой: - Девочки, ну давайте пробовать вот это или это… На их вопросы – почему, зачем, это идет вразрез с нашей статистикой… Я стою на своем, хоть и не могу объяснить, почему. Мы пробуем, и оно начинает работать. Конечно же, нужны специалисты, без них никак в современном бизнесе далеко не уедешь. Так, у нас появилась коллега, которая ведет социальные страницы. И хоть я довольно далека от социальных сетей, и не совсем понимаю, как оно там работает, я вижу результат. Значит, ей удалось найти такую форму коммуникации с потребителем и правильную форму подачи информации, что отдача очевидна. Кроме того, мы участвуем во всех городских оздоровительных программах, к нам ходят беременные, сениоры, дети. Все это тоже можно отнести к маркетинговым мероприятиям, которые тоже, строго говоря, структурированы. Если представить весь комплекс Яункемери в виде государства, то одним городом будет медицинская реабилитация и поликлиника, городом поменьше – профилактические-оздоровительные программы, и самым маленьким – фитнесс программы. Соответственно, и маркетинговые службы работают разными методами по разным направлениям. Но все равно – в кооперации.

О коллективе.

Я из тех, кто боится радикальных перемен. Представьте себе поезд, который идет по отлаженным рельсам хорошим ходом. И вдруг вам приходит в голову на ходу выдернуть один из вагонов, и, например, заменить другим. Что получится? Катастрофа! Или, чтобы избежать катастрофы, но если очень хочется перемен, то нужно останавливать весь состав, тормозить на ходу… Так и с кадрами.  Жизнь приучила меня быть осторожной, и просчитывать каждый шаг. Так что я скорее приму в команду нового человека, чем от кого-то избавлюсь. Конечно, трудно приходить в коллектив на фоне харизмы дедушки. И кто-то меня принял, кто-то отнесся настороженно. Это абсолютно нормально. Нельзя быть хорошей для всех, и я ошибаюсь, учусь. И все же, я – среди своих!

О профессии.

Меня угнетает, что мне не удается уделять своей основной профессии – медицине столько энергии и сил, сколько хотелось бы. Мой основной принцип –я точно знаю, сколько времени я должна уделять пациенту, чтобы лечение было осмысленным и плодотворным. К сожалению, административные обязанности не позволяют работать так полноценно, как мне хотелось бы. Это дилемма, с которой сталкивается каждый, кто пытается сочетать обязанности профессионала и администратора. Если я чувствую, что энергетически и эмоционально я не могу уделить пациенту полчаса, чтобы выслушать, и адекватно отреагировать, я отказываю в приеме, переадресую к другому специалисту. Я считаю нечестным брать деньги с пациента, если не могу добросовестно отработать. И вот так некоторое время я не вела прием пациентов. Это, я считаю, было по-честному.

О том, когда опускаются руки.

Я медик, я привыкла к подходу «не навреди». И когда я вижу очередную реформу в области медицины с непредсказуемым результатом, у меня опускаются руки. Когда мне нужны люди, я точно знаю, сколько неврологов в этом году выпускают вузы, и когда я понимаю, что все они идут «на экспорт», у меня опускаются руки. Когда мне нужны санитарки, а их не найти, при том, насколько высока безработица – у меня опускаются руки. Мне обидно, потому что в остальном, не все так трагично. Учитывая сезонность, заполняемость учреждения превышает 75%, зная платежеспособность наших людей – это очень хороший показатель. И каждый год этот показатель немного растет.

Огорчает то, что много сил тратится непонятно на что. Регула о защите данных вызвала множество ненужных вопросов. При заполнении карты пациента регистратору нужно отвечать на массу довольно-таки нелепых вопросов, типа, - а вы имеете право знать мою фамилию, возраст и диагноз! Помилуйте, вы же сами к нам пришли!

Об этике. Врачебной и пациентской.

Я посчитала нужным ввести телефон медицинского консультанта.  Это нормально, что если ты, к примеру, невролог, то можешь не знать всех тонкостей реабилитации, у коллеги всегда есть возможность телефонно получить совет.. Этот телефон есть на сайте, его дают и пациентам в регистратуре, если они звонят узнать о том, какие услуги могут получить их родственники при конкретном заболевании.Так вот мне, зачастую приходится отговаривать пациентов, в этом плане я – плохой бизнесмен. Мне как-то пришлось полчаса объяснять дочери пациентки, что ей не надо везти маму к нам – высокий риск получить тромб и, как следствие, инсульт! Были пациенты, которым явно показана консультация психиатра, так как они отказываются от еды и лечения под лозунгом «в этой стране убивают детей и стариков»! И пришлось принимать меры и вызывать бригаду соответствующей помощи, и тут коллеги присылают эту же пациентку обратно! Я даже не знаю, как это объяснить. Возможно тем, что люди подменяют понятия. Им кажется, что врачи ущемляют их права, что если идет что-то не так, как они себе придумали, то это «врач-вредитель», на которого можно написать жалобу, пожаловаться журналистам, тут же приедет ‘”Bez tabu”, и всех публично высечет ради рейтинга. Сегодня не всегда работают и принципы врачебной коллегиальной этики. Нельзя было критиковать или игнорировать предписание коллеги-врача, а тем более, ставить об этом в известность пациента! Не согласен с назначением – позвони потом, скажи лично. Но не через пациента, ради того, чтобы получить с него еще немного денег! Потому я никогда не возьму на реабилитацию пациента, которому это не показано. Ради самого пациента и ради тех молодых специалистов, которым с ним работать. Я отлично помню себя, когда я работала в приемном отделении, какой там был драйв, какое действо спасения! То же испытывают и, например, молодые физиотерапевты, когда к ним привозят практически неподвижного человека, и после их усилий он мало-помалу начинает вновь двигаться хоть одним пальчиком и вновь ощущать свое тело. Это победа, это мотивация! Это – смысл нашей работы.

журнал "Практика бизнеса" №5-2018

 

 

 

 

 

 

Комментировать:

Ваше имя:


Ваш комментарий:


Введите сумму: 71 + 6 =

Комментарии (0)

Реклама











Bruninieku ielā 43, 2.stāvs, LV-1011. Mob.: +371 28740526 E-mail: info@ge.lv